Что угрожает русскому языку на Украине?

Фото: Gloriole / shutterstock.com

Тема новой моей статьи, как мне кажется, очень серьезная - каково будущее русского языка на Украине. Сразу оговорюсь: писать про действия тамошней власти и поощряемых тамошней властью больных на всю кастрюлю "активистов", мне не хочется. На мой взгляд, ни эта самая власть, ни эти самые "активисты" серьезной угрозы для русского языка не представляют. Во-первых, потому что нацизм на Украине, несмотря на все попытки его "развить и углубить", остается ублюдочным и половинчатым. Складывается впечатление, что его пытались абортировать в какой-то момент, а потом махнули рукой - пусть родится, ну, вот и родилось нечто соответствующее... 

Вторая причина, в силу которой я спокойно смотрю на анти-русскоязычные экзерцисы "защитников мовы", заключается в следующем. Представьте себе океан, в котором плавает кит и... ну, скажем, камбала (оговорюсь, скудость знания не позволяет мне твердо утверждать, что камбала является морской рыбой). Понятно, что от такого соседства камбале неуютно, и весьма вероятно, она требует, чтобы кита убрали куда-нибудь подальше от нее, а еще лучше - запретили его существование всеми возможными и невозможными законами. Но, даже если бы такие законы и были приняты, вряд ли бы от этого исчезли киты, или их соседство с камбалой стало бы более приятным для последней. 

Примерно вот так и соотносятся между собой русский и украинский язык. Я не ставлю перед собой целью обидеть носителей второго языка, но для того, чтобы подтвердить эту аналогию, достаточно просто посмотреть на географию распространения одного и второго языка. И на то, на каком языке, нравится им это или нет, общаются между собой граждане стран, некогда входивших в состав СССР...

Значит ли это, что "киту", то есть русскому языку на Украине ничего не угрожает? - Нет, очень даже угрожает, но не "камбала", и не защитники ее прав, и не те, кто пытается ограничить размеры и географию распространения "кита" законами. Ему угрожает нечто гораздо большее, а именно революционное, если кому-то нравится такая формулировка, или катастрофическое, если кому-то ближе такая, изменение структуры украинской экономики за последние три с половиной года.

Все ведь на самом деле обстоит следующим образом: мировой "резервный" язык, к числу которых, безусловно, относится русский - это язык развитой промышленности, городской культуры, высокотехнологичной медицины и т.д., и т.п. Поскольку Украина с подачи экс-посла США Пайетта решила, что она будет аграрной сверхдержавой (ага..., ну ладно), то, по сути, ей русский язык стал ненужным. Описать садок вишневый колы хаты прекрасно можно на мове, спеть про "нич яку мисячну" тоже. На протяжении последних трех с половиной лет люди задавались вопросами - а как же быть со сложными терминами, необходимыми, когда речь идет о формулировании научных открытий, описании технологичных процессов и т.д.? А никак! Не будет открытий и процессов - не будет и потребности в языке, с помощью которого все это можно описать и сформулировать.

Самое серьезное в этой опасности - то, что она, по крайней мере, на мой взгляд, является необратимой. Нет ни малейших предпосылок надеяться на то, что Украина вспрянет от сна, в которой она погружена, и на обломках самовластья что-то там напишет..., да, если и напишет, то ведь это снова будет "геть вид Москвы!" А, значит, геть и от всего того, для чего нужен русский язык...

Анастасия Скогорева (ежики)

Добавить комментарий